Родни Ховард-Браун: Свобода, которую мы сейчас можем отдать, не будет возвращена нам после кризиса

Лана Восер: Важнейшее время подготовки и очищения Церкви прямо сейчас!
31/03/2020
Чак Пирс: Совершая Пасху
31/03/2020
Показать все

Родни Ховард-Браун: Свобода, которую мы сейчас можем отдать, не будет возвращена нам после кризиса

Марина Миронова:

Родни Ховард-Браун сегодня был арестован. Причина − он держал двери церкви открытыми и продолжал проводить служения во время карантина. Он заплатил залог, вышел и провел вечерний прямой эфир. Ниже − мои мысли и высказывания пастора Родни с последнего служения.

Начну говорить о себе. Политика никогда не входила в круг моих интересов. Поэтому когда мы с мужем, приезжая на конференции Родни Ховард-Брауна, частенько просвещались не просто политикой, которая на поверхности, а политикой за толстым занавесом, мне приходилось делать усилия, чтобы это слушать. В то время, когда мне хотелось поплескаться в реке Божьей славы, в меня грузили непривлекательную информацию, которую вообще не хочется знать. Да, я видела за этим духовные вещи, но я совсем не хотела быть в это вовлеченной. Как и большинство из нас. Поэтому церковь отделила себя от государства и засунула голову в песок. Но кто, если не церковь, должна быть просвещенной? И как она станет для мира солью, если голова устремлена не на стражу, а в песок?

Сегодня я благодарна Богу, что не осталась в своем невежестве. И в комплекте с отбалансированным словом, которое я слушала, с переживанием силы Духа Святого, я также вместила в себя и эту часть. Церковь, конечно, может вести монашеский образ жизни, словно и не живя в этом мире. Но когда приходит время, в котором мы живем сейчас, даже ‘монахов’ оно касается.

Я годами слышала вопросы пастора Родни: «Что вы будете делать, когда больницы будут переполнены? Что вы будете делать, когда надежность вашей работы и вашего бизнеса пошатнется?..» Он годами вытаскивал по-человечески надежное основание, чтобы строить только на одном единственном и устойчивом основании в этом мире − на Нем.

Можно сказать, что собирать сейчас в одном зале сотни людей − это не мудро. Возможно… но это когда мы говорим по уму. Джон Дж. Лейк тоже “немудрое” делал, когда защищался от бубонной чумы законом Духа жизни во Христе Иисусе, и на руке которого умирали микробы. Петр совсем не мудро пошел по воде, зная про законы физики. И, вообще, у Бога много чудаков, которые делают не по земной мудрости… При этом, я не хочу сказать, что решение многих перейти в онлайн режим − неверное. Пусть каждый делает так, как их ведет Бог.

Когда началась пандемия, пастор Родни установил в церкви оборудование, убивающее вирусы, которое стоит более ста тысяч долларов. И он оставлял двери церкви открытыми, веря, что церковь, наряду с магазинами, остающимися открытыми, также относится к категории важных. Он стоит на конституционном праве, дающем церкви этот статус. И вся его борьба − чтобы у церкви не забрали это право.

Кто-то может сказать, что это ограничение лишь на время карантина. Вы просто не знаете того, что знает Родни Ховард-Браун. Кто-то называет это конспиративными теориями… Можно даже не верить в существование дьявола, ему это на руку, но он все равно существует. Вопрос с вирусом уходит намного глубже, чем просто борьба с вирусом. Билл Гейтс спонсировал разработку вируса, а сейчас он же спонсирует борьбу с вирусом. Цинизм. Когда мы не знаем, что происходит за кулисами, мы можем рукоплескать тому, что происходит на сцене.

Глядя на то, что Родни Ховард-Браун продолжал проводить служения, у меня не было комментариев по этому поводу. Это было интересное чувство − когда Бог удерживает тебя от каких-либо комментариев. Если бы я вышла за пределы этого чувства, то на уровне головы я бы все же склонилась к тому, чтобы он проводил служения онлайн. И только вчера вечером я начала нащупывать, что это − то, как его вел Господь. Восхищаюсь силой, бескомпромиссностью пастора и тем, что он следует за Духом Святым, осознавая цену этого.

Родни Ховард-Браун (выдержки из сегодняшнего прямого эфира):

Я знал, что это произойдет. Я даже думал, что это произойдет на день раньше. Это конституционные вещи. Кто-то это поймет только тогда, когда у нас не будет Конституции. У меня не было выбора, кто-то должен был встать за церковь. Шериф был профессионален и очень добр ко мне. Я буду больше комментировать происходящее в следующие дни. Если бы я закрыл свою церковь, мне бы нужно было закрыть свое служение… потому что я должен был двигаться в соответствии с тем, как меня ведет Господь. Все, что мы делаем, мы должны привязывать к вечности.

Родни Ховард-Браун (выдержки с воскресного служения):

То, что наша церковь открыта, это − не бравада, это − наши конституционные права. Церковь − это убежище во время нужды. Мы должны говорить о своих правах смело, глядя оппозиции и смерти в глаза. Мы должны понимать, что свободы, которые мы сейчас можем отдать, не будут нам возвращены после кризиса. Мы должны стоять за праведность и возвышать свой голос. Суд начинается с дома Божьего. Куда идет церковь − туда идет нация. Если церковь слабая, нация будет побеждена дьяволом. Но если церковь смела и стоит на Слове Божьем, если она не боится и не стыдится, тогда нация будет процветать.

Все, что происходит сегодня, есть в моих книгах. Я говорил все публично, говорил это годами, поэтому не чувствую угрызений совести в это время, потому что приготовил к нему людей, которых Бог мне доверил. Я не говорю, что пасторы должны следовать тому, что я делаю, и оставлять церкви открытыми. Каждый должен делать то, как их ведет Господь.

Я хочу сказать всем пасторам и служителям, которые сегодня потеряли самообладание. Вы жалуетесь на то, что у вас не осталось служения. Послушайте: все, что от Бога, − будет. Все, что не от Бога − уйдет. И если это уйдет, вы будете счастливы сказать “прощай” этому… потому что все, что не от Бога, только изнашивает и истощает вас. Это время для того, чтобы сделать поправки, что-то выбросить, на чем-то сфокусироваться.

Я молюсь, чтобы на вас пришла святая смелость. Вы спросите: чего это будет стоить? − всего. Эта смелость не может прийти за пределами Иисуса. За пределами Иисуса приходит только умственная мотивация. Надмение говорит: я. Смелость говорит: Он. Не надо вспоминать о добрых старых временах. Это − момент, в котором вы должны жить, и не позвольте, чтобы он прошел мимо вас.

Марина Миронова:

P.S. Понимаю, что найдутся критики. Желаю вам пережить то же чувство, что было у меня − когда Бог удерживает от каких-либо комментариев.

 

Пожертвование