Марина Миронова: Мы сможем принимать друг друга только тогда, когда будем двигаться в одном Духе

Нейт Джонстон: Вы находитесь в пункте обмена − оставляйте все свои тяжелые ноши позади!
15/05/2020
Паул Бэйн: Твоя жизнь слишком быстрая
18/05/2020
Показать все

Марина Миронова: Мы сможем принимать друг друга только тогда, когда будем двигаться в одном Духе

Месяц назад мне приснился сон. Расскажу лишь часть. Во сне я хожу с большой продуктовой телегой по огромному помещению − магазину. Самое близкое сравнение, на что он был похож − на магазин IKEA. Я не покупатель, я работаю в этом магазине. Я − одна из очень большого коллектива людей, которые тоже там работают.

Магазин делился на три части. Первая − площадь для покупателей, где я видела людей, стоящих в очереди в кассы. Вторая − огромные складские помещения, где работали работники магазина, и третья − особенные небольшие комнаты с продуктами и товарами, куда могли заходить все работающие в этом магазине, но куда заходили немногие. Иными словами − внешний двор, внутренний двор и святое святых. Я ходила по огромному складскому помещению магазина, в том числе в эти особенные комнаты с особенными продуктами, и накладывала самые разные товары в телегу. Я как бы следовала пунктам невидимого списка товаров, который был написан внутри меня.

Пока я сосредоточенно передвигалась с телегой, отбирая нужное для какого-то задания, за мной наблюдали некоторые сотрудники. Было ощущение, что мы должны быть одним коллективом, но свои же − из коллектива − стояли, как полицейские, и бдили за тем, что я кладу в тележку.

В основном эти люди были по двое, но иногда по одному, и они периодически подбегали ко мне, недовольно задавая вопросы, зачем я положила определенный продукт в телегу. Не помню, что именно, но я им что-то отвечала, чему они не могли возразить. И они возвращались на свой наблюдательный пункт… в то время, как это вообще не было их заданием.

Я зашла в одну из тех особенных небольших комнат и, согнувшись, что-то искала на самой нижней полке. В комнате был еще один человек, который занимался своим делом. Когда я нашла нужную мне коробку, и встала, чтобы положить ее в тележку, я увидела через широкую стеклянную дверь, как за мной наблюдают две женщины со стороны “внутреннего двора”. Одна из них подскочила ко мне и возмущенно спросила, зачем я взяла эту коробку. Я опять что-то ответила, с чем она достаточно кротко согласилась на словах, но не в сердце… потому что вышла из комнаты, что-то шушукнула своей подружке и снова встала на свой наблюдательный пункт…

***

Вокруг вашей телеги всегда соберутся критики, редакторы, корректоры, рецензенты, ревизоры… (я сейчас не говорю о тех корректорах, которых посылает Бог, и которые поправляют вас в духе кротости и любви). Как на них нужно реагировать? − никак. И продолжать делать то, что Бог говорит вам делать. Когда к вам подскакивают полицейские со своим человеческим рентгеном вашего сердца, они обнажают этим состояние своего сердца, а не вашего. Поэтому просто идите со своей телегой в святое святых к следующему пункту списка, который Бог написал в вашем сердце. И не извиняйтесь за Его список.

Если Васе Бог сказал положить в корзину персики, он не может понять, почему Петя кладет в свою корзину не персики, а гвозди, которому Бог сказал положить гвозди… Мы сможем принимать / вмещать / уважать друг друга с нашими разными заданиями только тогда, когда будем двигаться в одном Духе. В этом − красота Тела, и только тогда получается божественного вкуса компот.

Возмущенные полицейские − это такая внештатная церковная работа, на которую нанимает вовсе не Бог. В полицейских кипит дух “правды”, но там, где кипит, нет правды. Правда − там, где есть Его Дух.

 

Пожертвование