Поддержи любимый сайт.
Мишель Перри: Романтика Евангелия
10/02/2012
Мишель Перри: Благословение Аарона
10/02/2012
Показать все

Мишель Перри: Погружение в знакомое

А лодка была уже на средине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный. В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь. Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде. Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился? И, когда вошли они в лодку, ветер утих.

Я размышляла над этим отрывком в который раз. Снова и снова, последние несколько лет. Что-то продолжает стучать в мой дух. Вот и сегодня вновь.

Петр был рыбаком. Петр знал, что такое ветра и волны, он был знаком с водой. Его жизнь была потрачена на то, что окружало его. Может ли быть, что самая трудная вещь — это ходить в том, что мы знаем, там, в чем мы разбираемся больше всего? Может быть, самое тяжелое условие — это иметь веру в то, что нам наиболее знакомо?

Помните, Петр не ходил по стеклянному морю. Он шел по бушующим, штормящим водам, при  сильнейшем ветре, и волны били его с каждым шагом. На мгновение, всего мгновение, его взгляд переместился из того, кто он такой по вере в Иисуса, на то, что он знал на основании многолетнего опыта. Он тонул не потому, что он увидел волны. Ты не сможешь не увидеть их. Он начал тонуть, когда он позволил своему прошлому диктовать в настоящем времени его вере, превращая ее в страх.

Петр в действительности не ходил по воде, он на самом деле ходил по вере. Вера — это субстанция. Она достаточно существенная, чтобы пойти по ней и изменить ход истории. Страх — не так. Прогулки по вере заставляют нас выйти за рамки естественных ограничений. Цепи страха приковывают нас к нашему опыту и не позволяют нам шагнуть за его пределы.

Самые сложные для танца штормы те, с которыми мы уже знакомы. Готовы ли мы отдать наш собственный опыт на крест и избрать агрессивную, решительную, сфокусированную на вере позицию, взглянув в лицо всем старым страхам? Танцы во время шторма требуют нас сфокусироваться на Его лице, или из-за страха мы начнем погружаться в то, что мы "знаем".

Но Петр не тонет. Он не плывет обратно в лодку. Он перевел свой взор с того, что он "знал", на лицо Иисуса и закричал. Сразу (обратите внимание — сразу же), Иисус взял его за руку и они пошли вместе. Петр не вернулся назад. Он повернул к Тому, Кто был ближе, и стал более зависимым от Него, он шел с верой.

Петр шел по воде поприветствовать Его. Все остальные ученики были все еще в лодке.

Я не думаю, что Иисус был строг с ним, когда Петр воззвал к Нему за помощью. "Ах ты, маловерный" — сказал Он, возможно, с огоньком в глазах.

Научиться ходить в вере, то же, что учиться ходить в естественном мире. Я не ругаю моего 18-месячного малыша за падения, когда он учится ходить. Я подхватываю его за спинку, пока он забывает, в чем дело, я рассказываю ему, как я горжусь им за его попытки. "Хорошо, давай еще раз, мой сладкий".

Падение только тогда станет провалом, когда ты откажешься смотреть вверх или согласишься с тем, чтобы этот страх держал тебя в лодке. И даже в этом случае неудача — это только возможность начать все сначала. Это никогда не бывает фатальным, если мы не вышли за пределы лодки.

Петр был рыбаком и знал море. Но есть нечто, что мы знаем, и все же могли бы отказаться от этих знаний и научиться ходить выше шторма.

Я "знаю" много вещей. Я "знаю" больницы и болезни, как переживший 23 операции. Я "знаю", что значит жить под огнем в зоне военных действий, также "знаю" насущную потребность и растущую нестабильность. Но во времена медицинских штормов или бурь, когда обстоятельства закручиваются вокруг меня, эти знакомые мне "знания" либо принесут с собой страх, ЛИБО я прыгну в волны, чтобы оказаться в руках Того, Кто превращает мои шторма в танцевальную студию. Это сильная альтернатива – сосредоточить свой взгляд на Нем, когда все остальное кричит, чтобы быть замеченным.

По Его милости, я не позволю моему прошлому находиться в моем настоящем или диктовать мое будущее. Но я знаю, что даже если я начала тонуть, Он там, чтобы вытащить меня из этого, мы не повернем назад! Задача состоит в том, чтобы остановить на Нем взгляд и доверять Его голосу выше любого другого, даже если эти голоса близки нам или звучат из нашего прошлого. Прошлое затем преобразуется, по нашей вере, в продолжение Его сюжета в середине бурного, темного периода нашей жизни, и этот шторм действительно станет приглашением на танец в Его руках!